Конфликт желания и мысли

Предыдущая17181920212223242526272829303132Следующая

Теперь для того, чтобы добавить некоторые необходимые детали, мы должны вернуться к борьбе в сущности Желания, о которой мы уже упоминали ранее.

Этот конфликт относится к периоду, который может быть назван средней стадией эволюции, к той продолжительной стадии, которая лежит между состоянием человека, полностью управляемого Желанием, хватающегося за все, что ему хочется, не останавливаемого сознанием и терзаемого раскаянием; и это состояние высокоразвитого Духовного Человека, в котором Воля, Мудрость и Активность функционируют в гармоничном взаимодействии. Конфликт возникает между Желанием и Мыслью — Мысль начинает понимать свое отношение к "Не-Я" и к другим обособленным "Я", а также начинает понимать Желание, находящееся под влиянием окружающих его объектов, движимое влечениями и отвращениями, склоняемое то в одну, то в другую сторону прельщающими его объектами.

Мы должны изучить стадию эволюции, на которой накопившаяся и сохраняющаяся в уме память прошлого опыта выступает против удовлетворения желаний, приводивших ранее к боли, или, если говорить более точно, вывод, сделанный мышлением из этого накопившегося опыта, заявляет о себе перед лицом пробуждения сущности Желания к объекту, который был отмечен как опасный.

Привычка хватать и наслаждаться устанавливалась в течение сотен жизней и поэтому является сильной, в то время как привычка отказа от удовольствия во избежание будущей боли находится в данный момент только на пути к своему развитию и поэтому очень слаба. Поэтому конфликт между Мышлением и сущностью Желания в течение длительного времени завершается серией поражений первого. Молодой ум, борющийся со зрелым телом Желания, оказывается постоянно побежденным. Но каждая победа сущности Желания, сопровождаемая коротким наслаждением и длительной болью, порождает новые враждебные по отношению к нему силы, которые укрепляют ряды его противника. Таким образом, каждое поражение Мышления сеет семена его будущей победы, а его сила растет с каждым днем, в то время как силы сущности Желания идут на убыль.

В том случае, когда это ясно понимается, мы перестаем горевать по поводу падений своих собственных и тех, кого любим; ибо мы знаем, что эти падения обеспечивают прочную опору в будущем и что в утробе боли созревает будущий победитель.

Ниши знания о хорошем и плохом приобретаются посредством опыта и развиваются только путем проб и ошибок. Чувство хорошего и плохого, являющееся сегодня врожденным у цивилизованного человека, было развито в ходе бесчисленных переживаний. В первые дни обособленного "Я" для его эволюции были полезны все переживания. Они давали ему уроки, необходимые для его роста. Постепенно оно познало, что уступчивость желаниям, которые в ходе их удовлетворения наносят вред другим, приносит ему боль, несоизмеримую с временным удовольствием, получаемым от удовлетворения. Оно начнет связывать слово "плохие" с желаниями, потворство которым принесло больше боли, этот процесс ускоряется тем фактом, что Учителя, направляющие раннее развитие "Я", отмечают объекты, притягивающие такие желания, знаком своего неодобрения. Когда оно ослушивается их, и за этим следует страдание, то воздействие, оказываемое на мышление, является более сильным вследствие предшествующего предостережения, и сознание — Воля к правильным поступкам и воздержание от неверных — пропорционально растет.



В связи с этим мы легко можем видеть значение предостережения, упрека и хорошего совета. Они сохраняются в уме и являются дополнительной силой к накопившимся воспоминаниям, противостоящим удовлетворению ошибочных желаний. Если же предупрежденная таким образом личность снова уступит возникшему искушению, это будет означать только то, что равновесие сил все еще смещено в сторону порочного желания; и когда придет предсказанное страдание, ум вспомнит все предостережения и увещания и еще глубже запечатлеет в своей субстанции решение: "Это желание неверное". Свершение неверного поступка означает только то, что память о прошлой боли еще не достаточно сильна, чтобы перевесить привлекательность нетерпеливо предвкушаемого и немедленного удовольствия. Урок должен быть повторен еще несколько раз для того, чтобы усилить память прошлого, и когда это произойдет — победа обеспечена. Страдание является необходимым элементом в росте души и несет в себе перспективу этого роста. Если правильно посмотреть, то повсюду вокруг нас зреет добро, и ни в чем нет безнадежного зла.

Эта борьба выражается в печальном возгласе: "Того, что хочу, я не делаю, а делаю то, чего не хочу. Когда я хочу сделать добро, у меня получается зло". Зло, которое мы свершаем вопреки своему желанию, делается по привычке прошлого. Слабая воля побеждается сильным Желанием.

Теперь Мышление в своем конфликте с сущностью Желания призывает к себе на помощь саму эту Сущность и стремиться пробудить в ней желание, которое будет противостоять тому желанию, портив которого Мышление ведет войну. Так же как притяжение слабого магнита может быть преодолено полем более сильного, так и одно желание может быть усилено для преодоления другого, правильное желание может быть пробуждено для борьбы с неправильным. Отсюда и значение идеала.

Значение идеала

Идеал — это устоявшееся мысленное представление вдохновляющего характера, составленное для руководства поведением; создание идеала является одним из самых эффективных способов воздействия на желание. Соответственно характеру человека, создающего себе идеал, этот идеал может иметь или не иметь воплощение в конкретной личности; к тому же всегда следует помнить, что значение идеала в основном зависит от его привлекательности, а также то, что является притягательным для одного темперамента, ни в коей мере не обязательно должно привлекать и другой. В общем одинаково хорошими являются как абстрактный идеал, так и личностный; и из них следует брать тот, что оказывает на выбирающего его человека наиболее привлекающее воздействие. Человек интеллектуального характера обычно находит более подходящим абстрактный идеал, тогда как человек эмоционального характера будет требовать конкретного воплощения своей мысли. Недостаток абстрактного идеала заключается в том, что он обычно оказывается недостаточным для побуждающего к действию вдохновения; недостатком конкретного олицетворения является то, что оно склонно опускаться ниже идеала.

Идеал, конечно же, создается умом, он либо сохраняет его в виде абстракции, либо воплощает в личность. Время, выбираемое для создания идеала, должно быть временем, когда ум находится в спокойном, уравновешенном и ясном состоянии, когда сущность желания спит. Тогда мыслящее "Я" должно обдумать смысл своей Жизни, цель, к которой оно стремится и, руководствуясь этим в своем выборе, отобрать качества, необходимые для достижения своей цели. "Я" должно объединить эти качества в единую концепцию, как можно лучше представить себе эту интеграцию необходимых ему качеств. Этот интегрирующий процесс должен повторяться ежедневно, до тех пор, пока идеал не будет легко выделяться в уме, наделенный всей красотой высокой мысли и благородным характером, фигурой неотразимой привлекательности. Человек интеллектуальный сохранит этот идеал в виде отвлеченной концепции. Человек эмоционального характера воплотит его в личность, такую как Будда, Христос, Шри Кришна или какой-либо иной божественный Учитель. В последнем случае он изучит, если возможно, его жизнь, его учение, его поступки, и идеал будет все больше оживать, становиться все более реальным для Мыслящего "Я". Сильная любовь к этому олицетворенному идеалу вспыхнет в сердце, и Желание протянет свои жаждущие руки, чтобы объять его. И когда возникнет искушение, а низшие желания будут требовать своего удовлетворения, тогда притягательная сила идеала заявит о себе, возвышенное вступит в схватку и низменным, а мыслящее "Я" найдет себе поддержку для утверждения правильного желания в отрицающей силе памяти, которая говорит: "Воздержись от низменного" и в положительной силе идеала, который зовет: "Достигни героического".

Человек, который постоянно живет с великим идеалом, вооружен против неверных желаний любовью к своему идеалу, стыдом оказаться низменным пред ним, стремлением быть похожим на того, кем он восторгается, а также общим строем своего ума и его направленностью по руслу благородного мышления. Неправильные желания будет становиться все более и более неуместными для него. Они погибнут естественным путем, не способные дышать этим чистым, свежим воздухом.

Ввиду губительных последствий влияния исторического критицизма на многие умы, здесь также уместно будет отметить, что значение идеалов Христа, Будды и Кришны ни в коей мере не умаляется никаким недостатком исторических данных и никакой недостаточностью доказательств подлинности писаний. Многие из переданных нам повествований в историческом отношении могут быть неверными, но с этической и жизненной точки зрения они верны. Произошло ли данное событие в физической жизни данного учителя или нет, особого значения не имеет: воздействие такого идеального характера на свое окружение всегда оказывается глубоко правильным. Священные писания и представляют духовные факты, независимо от того, истинны ли исторически сами физические события или нет.

Таким образом, мысль может формировать и направлять Желание и обращать его из врага в союзника. Изменив свое направление, желание вместо задерживающей силы становится ускоряющей и возвышающей. И там, где желания в отношении объектов прочно удерживало нас в земной грязи, желание в отношении идеала на крепких крыльях поднимает нас в небо.

Очищение Желания

Мы уже видели, как много может быть сделано в отношении очищения Оболочки Желания; созерцание и почитание только что описанного идеала является наиболее действенными средствами для очищения Желания. Злонамеренные желания умирают просто из-за недостатка подкрепления, в то время как хорошие желания воспитываются и поддерживаются.

Усилие отвергнуть все неверные желания сопровождается твердым отказом мысли от их воплощения в действие. Воля начинает сдерживать действие, даже если Желание требует удовлетворения. И этот отказ в отношении действия, провоцируемого неверным желанием, постепенно лишает притягательной силы те объекты, которые прежде имели ее. "Объекты чувств... отворачиваются от воздержанного обитателя тела".* Желания, страдающие от отсутствия удовлетворения, увядают.

__________
* Бхагавад-гита, II, 59.

Существует другой способ очищения, при котором используется отталкивающая сила Желания, как при созерцании идеала пробуждается притягивающая сила. Этот способ применяется в крайних случаях, когда восстают и беснуются самые низкие желания, приводящие к порокам обжорства, пьянства и распутства. Иногда человек оказывается не в состоянии избавиться от дурных желаний; несмотря на все усилия, его ум уступает их сильному побуждению, и порочное воображение начинает бесчинствовать в его мозге. Человек может победить кажущейся уступкой, доведением порочного воображения до его неизбежного результата. Он представляет, что уступил нахлынувшим на него искушениям, что все более и более погружается в объятия одолевшего его зла. Падая все ниже и ниже, он прослеживает, как становится беспомощным рабом своих страстей. С ярким воображением он прослеживает все стадии своего падения: видит как его тело становится грубее и грубее, а затем обрюзгшим и больным. Он созерцает расшатанные нервы, отвратительные язвы, ужасный упадок и руины когда-то сильного и здорового тела. Он сосредоточивает свой взор на позорной смерти, печальном наследии постыдной памяти, оставленной родственникам и друзьям; мысленно он переводит свой взгляд за черту смерти и видит грязь и извращение своих пороков, отображенные в страданиях астрального тела, и агонию стремлений тех желаний, которые уже не сможет удовлетворить. Он непоколебимо заставляет свои сжимающиеся от ужаса мысли сосредоточиваться на этом жалком зрелище триумфа неверного желания, до тех пор, пока в нем не зарождается сильное отвращение к нему, невыносимый страх и отвращение к результатам нынешнего потворства. Такой метод очищения подобен скальпелю хирурга, вырезающего раковую опухоль, которая угрожает жизни; и как любую хирургическую операцию его следует избегать, пока не останется иных способов лечения. Неверные желания лучше побеждать притягательной силой идеала, чем отталкивающей силой зрелища крушения. Но там, где терпит поражение привлекательность, возможно, сможет одержать победу отвращение.

В последнем методе существует опасность, заключающаяся в том, что такое сосредоточение мысли на зле увеличивает содержание в Оболочке Желания более грубой материи, и вследствие этого борьба оказывается более продолжительной, чем в том случае, когда оказывается возможным влить жизнь в добрые желания и высокие стремления. Поэтому данный метод худший из двух, и его следует использовать только в том случае, когда другой недостижим.

Более высоким притяжением, отвращением или посредством медленного обучения страданиям Желание должно быть очищено. "Должно" здесь является не столько необходимостью, налагаемой внешним Божеством, сколько настоятельным приказом Божества внутреннего, не терпящего отказа. С этой истинной волей Божества, которым является наше "Я", действуют все божественные силы в природе, и это божественное "Я", которое изъявляет волю к высочайшему, в конечном итоге должно неминуемо подчинить все вещи.

С этой победой исчезает Желание. Ибо тогда внешние объекты уже не притягивают и отталкивают идущие во вне энергии Атмы, которые всецело направляются независимой Мудростью; то есть Воля занимает место Желания. Добро и зло рассматривается как божественные силы, которые работают на эволюцию, первое так же необходимо, как и второе, одно, дополняющее другое. Добро является силой, с которой надо быть заодно, зло является силой, которой следует противодействовать; при правильном использовании обоих сила "Я" проявляется.

Когда "Я" развило аспект Мудрости, оно одинаково смотрит на праведное и безнравственное, на святого и грешника, и вследствие этого одинаково готово помочь обоим, протянув сильные руки как одному, так и другому. Желание, которое относилось к ним с влечением и отвращением, как к приносящим удовольствие и боль, исчезло, и Воля, которая является энергией, направляемой Мудростью, оказывает надлежащую помощь и тому, и другому. Таким образом, человек поднимается над тиранией пары противоположностей и живет в Вечном Спокойствии.

Глава IV
ЭМОЦИЯ

Рождение Эмоции

Эмоция — это не простое или первичное состояние сознания, а сложное, образуемое взаимодействием двух аспектов "Я" — Желания и Интеллекта. Воздействие Интеллекта на Желание порождает Эмоцию, она является их совместным детищем и проявляет некоторые характеристики как своего отца — Интеллекта, так и своей матери — Желания.

В развитом состоянии Эмоция кажется настолько отличной от Желания, что их фундаментальная тождественность является несколько завуалированной; но мы можем видеть эту тождественность либо проследив развитие желания в эмоцию, либо изучив их, сопоставляя друг с другом и обнаруживая при этом одни и те же характеристики, присущие обоим, те же самые деления и то, что одно фактически является усовершенствованной формой другого, причем это усовершенствование обусловлено присутствием в последнем интеллектуальных элементов, отсутствующих или не так явно выраженных в первом.

Давайте проследим развитие желания в эмоцию на одном из самых общих человеческих отношений — сексуальных. Здесь желание выступает в одной из самых своих простейших форм; желание пищи и желание полового слияния являются двумя фундаментальными желаниями всех живых организмов: желание пищи необходимо для поддержания жизни, а желание полового слияния — для продолжения жизни. В обоих случаях возникает чувство "прибавления" или, если выразится иначе, ощущается удовольствие. Желание пищи остается желанием; пища добывается усваивается, теряет свою обособленную сущность и становится частью Меня. Продолжающегося взаимоотношения между едоком и пищей, которое давало бы возможность для развития эмоции, не существует. В сексуальных взаимоотношениях дело обстоит иначе. С эволюцией индивидуальности они склонны становиться все более и более постоянными.

Два дикаря сближаются привлекательностью секса; в каждом из них возникает страсть обладания другим; каждый желает другого. Это желание такое же простое, как и желание пищи, но оно не может быть удовлетворено в такой же мере, потому что никто из них не может полностью овладеть другим и ассимилировать его; каждый из них до некоторой степени сохраняет свою обособленную личность и лишь частично становится "Я" другого. Здесь действительно имеется расширение "Я", но оно происходит посредством включения, а не самоотождествления. Наличие такого устойчивого барьера является необходимым для трансформации желания в эмоцию, это делает возможным соотнесение памяти и предвосхищения к одному и тому же объекту, а не к иному объекту такого же рода — как в случае пищи. Устойчивое желание единения с одним и тем же объектом превращается в эмоцию, и таким образом мысли сливаются с первичным желанием обладать. Барьер, который сохраняет взаимно притягивающиеся объекты как два, а не один, который предотвращает их слияние и кажется разбивающим, на самом деле является увековечивающим; если бы он был сметен, то исчезло бы как желание, так и эмоция, а Два, превратившиеся в Одно, должны были бы искать иной внешний объект для дальнейшего расширения "Я", приносящего удовольствие.

Давайте вернемся к нашим дикарям, объединенным желанием. Женщина заболевает и на некоторое время перестает быть объектом сексуального удовлетворения. Но мужчина помнит прошлое и предвидит будущее удовольствие, у него зарождается чувство сострадания к ее слабости, сочувствия ее мучениям. Сохраняющееся влечение к ней, обусловленное памятью и предчувствием, превращает желание в эмоцию, а страсть — в любовь, и первым проявлениями этого являются сострадание и сочувствие. Это, в свою очередь, ведет к самопожертвованию ради нее, к появлению побуждений заботиться о ней, когда ему хочется спать, прилагать усилия ради нее, когда ему хочется отдыхать. Эти спонтанные проявления эмоции любви в нем позднее утвердятся в добродетелях, то есть станут постоянными чертами его характера, проявляющимися в ответ на призыв к человеческой помощи со стороны всех людей, с которыми он контактирует, независимо от того, привлекают они его или нет. Позднее мы увидим, что добродетели — это просто постоянные проявления правильной эмоции.

Однако, прежде чем перейти к отношению между этикой и эмоцией, мы должны подробнее рассмотреть фундаментальную тождественность Желания и Эмоции, отметив их характеристики и подразделения. Сделав это, мы обнаружим, что эмоции представляют собой не просто джунгли, а все они берут начало от одного корня и подразделяются на два основных ствола, которые опять-таки подразделяются на ряд ветвей с растущими на них листьями пороков и добродетелей. Такое образное представление, позволяющее превратить изучение эмоции в науку, а из нее вывести понятную и рациональную систему моральных принципов, принадлежит индийскому автору, Бхагаван Дасу, который впервые внес порядок в эту прежде запутанную область сознания. Изучающие психологию найдут в его работе "Наука эмоций"* ясный трактат, излагающий эту схему, который сводит хаос эмоций к космосу и формирует в нем упорядоченную мораль. Общие направления изложения, представленного здесь, взяты из этой работы, к которой читатели могут обратиться за более подробными деталями.

__________
* Bhagavan Das, "Science of the Emotions"

Мы видели, что желание имеет два основных выражения; желание притягивать — для того, чтобы овладеть или снова вступить в соприкосновение с любым объектом, который прежде доставил удовольствие; желание отталкивать — для того, чтобы отстранить подальше или избежать соприкосновения с любым объектом, который прежде причинил боль. Мы видели, что Влечение и Отвращение являются двумя формами желания, раскачивающими "Я".

Эмоция, будучи Желанием, проникнутым Интеллектом, неизбежно имеет такие же два подразделения. Эмоция, имеющая характер Влечения, привлекающая объекты друг к другу посредством удовольствия, объединяющая энергии вселенной, называется Любовь. Эмоция, имеющая характер Отвращения, отталкивающая объекты друг от друга посредством боли, разрушающая энергии вселенной, называется Ненависть. Это два ствола, идущие от корня Желания, и все ответвления эмоции могут быть прослежены к одному из них.

Отсюда тождественность характеристик Желания и Эмоции; Любовь пытается приблизить к себе привлекательный объект или устремиться за ним — для того, чтобы объединиться с ним, овладеть им или отдаться ему. Она, как и Желание, связывает удовольствием и счастьем. В действительности, ее узы более долговечны, более сложны и состоят из большего числа более тонких нитей, переплетенных в более сложный узор, но сущность Желания-Влечения, связывание двух объектов вместе, является сущностью Любви, Эмоции-Влечения. Также и Ненависть стремится отвести от себя отталкивающий объект или уйти от него — для того, чтобы обособиться от него, оттолкнуть его или быть отраженным им. Она разделяет болью и несчастьем. И, таким образом, сущность Желания-Отвращения — отталкивание двух объектов, является сущностью Эмоции-Отвращения, Ненависти. Любовь и Ненависть являются усовершенствованными и проникнутыми мыслью формами простых желаний обладать и избегать.


3687546330371025.html
3687581414079353.html

3687546330371025.html
3687581414079353.html
    PR.RU™