Сентябрь. Часть 3.  

Сентябрь. Часть 3.

26 сентября

После пар не получилось. Получилось только сегодня. И все по вине Яна, он, видите ли, не мог. Хотя может даже к лучшему, сегодня суббота, мы с Васькой со спокойной душой прогуляли занятия, выспались. Я переписал заметки Яна своим почерком, ничуть не изменив содержимое. С ледяным спокойствием внутри я ждал, когда он сам появится, потому как мы все уже были в сборе на назначенном месте в торговом центре. Васька сидел на бортике фонтана и облизывал земляничное мороженое, Миха (напяливший на себя сегодня все черное) со скукой перебирал свои браслеты. Рядом с ним стояла большая сумка, в которой была камера.

Ян опаздывал на двадцать минут. Появился он ничуть не запыхавшийся, словно не торопился, будто его никто и не ждет тут. Чувствую, как начинаю дышать быстрей от злости. Он снисходительно здоровается и спрашивает:

- И где сценарий? Как я должен работать, если даже его не видел?

- О, вот, - премило улыбаюсь я и протягиваю ему листик.

Ян пробегает глазами по строчкам и без выражения смотрит на меня:

- Это называется плагиат.

- Да? А я думал, это называется «не лезь не в свое дело». Ты ведущий, вот и веди, а сценарий предоставь мне!

- Так, по ходу, зря пришли, а камеру-то завтра отдавать, - пробормотал сбоку Миха, но я не обратил на него никакого внимания.

- Это мои заметки, - ровно говорит Ян. – Ты мог сделать свои.

Васька с интересом за нами наблюдает, хрустя вафельным стаканчиком.

- А ты мог не делать вообще никаких заметок или посоветоваться с нами.

- Тём, - вдруг встревает друг. – Ты загоняешь.

Обалдеть. Это мой Васька встал на сторону Яна? Я в возмущении открываю рот, но меня перебивает Миха:

- Так, парни, решайте свои вопросы, но без нас. И не запарывайте нам конкурс!

- Ага, - поддакивает Васька.

Я вздыхаю. Кажется, нам будет очень сложно работать с Яном. Мне постоянно хочется его уесть. Думаю, что ему тоже.

- Дайте нам час, и будем снимать, - заявляет Ян, хватает меня за руку (от чего я вздрагиваю и покрываюсь мурашками) и тянет в сторону.

Васька сияет как начищенный пятак. Еще бы, целый час с объектом своего вожделения. А на лице Михи такое выражение, будто он только что проглотил целый лимон.

Ян тянет меня в сторону, и я раздраженно вырываю руку.

- Послушай, - он внимательно на меня смотрит, - мы должны абстрагироваться от всего, что было раньше. Это конкурс и мы должны победить. Как только это случится, ты меня больше не увидишь.

И тут я понял, что не знаю, радоваться мне этому или нет.

- Давай пройдемся по торговому центру, посмотрим все быстро, составим сценарий и будем снимать, я очень занят на следующей неделе.



- На Канары уезжаешь? – типа съязвил я.

Но Ян это проигнорировал:

- И постараемся общаться как можно более профессионально.

Делать нечего, я киваю, и мы медленно идем. По бокам от нас магазины, снует молодежь, что-то покупает. Здесь к тому же много развлечений, есть даже кинотеатр, множество кафешек. Интересно, почему Яну так важно выиграть?

- С чего начнем? – неохотно спрашиваю я.

- Вроде как крупный план центра и вход в него.

Снова киваю, отмечаю это в своем листке. Дальше фонтан со световой инсталляцией, эскалатор, кинотеатр. Все это скучно и все об этом знают. Так мы никогда не победим. Мой взгляд натыкает на рекламки центра. Я беру одну из них и разворачиваю. Хм… Тут есть еще картинг. Улыбка расползается на моем лице. Сейчас тут будет веселье. Я кидаюсь к одному из столиков кафе и принимаюсь строчить. Чистый лист через минуту покрывается неровными строчками. Ян ничем не показывает удивление.

Мы возвращаемся к ребятам даже раньше времени. Миха совсем кислый и явно рад нас видеть.

- Пошли, - командую я. Ян тем временем изучает сценарий. Но все ему знать необязательно. - Снимем крупный план центра, вход в него и фонтан.

Пожав плечами, наш видеооператор достает свою камеру, сгружает большую сумку на маленького Ваську, и мы идем снимать. У Яна в руках микрофон, на нас все косятся, и мне кажется это невероятно забавным.

- Привет, - профессионально улыбается Ян в камеру. Словно всю жизнь это только и делал. – Сегодня мы расскажем вам об одном прикольном месте нашего города. Это торговый центр «Вавилон». Место, где можно отлично провести время.

Миха тянет большой палец вверх и выключает камеру. Мы идем к фонтану, там Ян говорит еще пару слов о достоинствах недавно построенного торгового центра, а затем я протягиваю ему листок с только что написанными фразами. Он поднимает голову:

- Ты уверен, что мне нужно говорить именно это?

- Говори, я же сценарист.

Васька трется рядом и пытается заглянуть в лист.

- Ладно, - Ян становится перед камерой, быстро пробегает «сценарий» и дает команду записывать. – Но все это вы уже знаете и ничего нового вы не услышали. Так? А знаете, как сделать прогулку по торговому центру веселей? Нет? Тогда мы вам покажем.



- Отлично! – восклицает Васька.

- Теперь на картинг, - командую я.

- Чего?

- Давайте.

Все мы плетемся на картинг. Ян невозмутим, ни о чем не спрашивает. Миха хоть и удивлен, но молчит. Зато Васька не затыкается.

- Тём, ну что ты придумал?

- Узнаешь. Так, Васька, на тебе особая задача – отвлечь охранника.

- Тём… - друг выглядит испуганно, я забираю у него сумку.

- Ты справишься, давай.

Трасса картинга шла вдоль стены здания торгового центра. Тут и вход в него имелся. Дальше все было невероятно быстро. Васька подошел к охраннику, одновременно являющимся и контролером, и кассиром, и менеджером. В общем, единственным работником картинга несмотря на выходной день и наплыв народу. Пока друг чем-то забалтывал ему зубы, я жестами показал хватать болид, и мы с горем пополам внесли его в здание.

- Так, дальше рассказывай как тебе весело, можешь о магазинах, о кинотеатре… Проедешь по всему первому этажу, - быстро наставляю я Яна.

- Это преступление.

Его резкий голос заставляет меня вздрогнуть. Я смотрю в серые глаза, и на секунду мне кажется, что мы одни в целом мире.

- Ты сам хотел победить.

- Нас вообще отстранить могут от участия в конкурсе.

- Решайся…

Он вдруг усмехается, запрыгивает в болид.

- А мы как снимать будем? – спрашивает Миха, и я слышу волнение, как бы он не пытался его скрыть.

- Это я тоже продумал, - самодовольно улыбаюсь я.

А теперь представьте картину… По первому этажу торгового центра проносится болид, впереди него едет небольшой электромобильчик (вроде тех, которые используют на поле для гольфа), где сижу я в качестве водителя и Миха с камерой. Нас телепает в стороны, адреналин зашкаливает. Ах, да, забыл сказать, что за нами несется дюжина охранников. С воплями носорога и слоновьим топотом. Народ перед нами расступается, молодежь свистит в след, подбадривающе кричит. В этой суматохе Ян умудряется что-то рассказывать будущим зрителям и одновременно управлять болидом.

После третьего круга нас вынуждает остановиться живая стена из охранников. Меня раздирает от смеха, я хохочу как сумасшедший. Нас быстро хватают, сцепляют чем-то руки за спиной, ведут в подсобное помещение. Миха кричит, чтобы с камерой обращались поосторожней, подбежавший Васька принимается ее отбивать и его хватают тоже.

Вчетвером мы сидим в помещении без окон и дверей, на пластиковых стульчиках, под надзором трех мужчин сурового вида. Когда возбуждение спало, пришел страх. Все произошедшее казалось не таким уж веселым и забавным. Что теперь будет? По-моему, мы попали. По унылым выражениям на лице ребят я понимаю, что у них такие же мысли. А во всем виноват я. Хотелось выпендриться перед Яном. Доказать ему что-то. Как бы я ни хотел, это основная причина.

Дверь распахивается и появляется мужчина. Огромный, как всем известный Валуев, и с таким же выражением лица. Он садится на стул перед нами (который очень жалобно скрипит под ним), закуривает. Хочу попросить сигаретку, но понимаю, как это будет выглядеть.

- Ну, кто из вас, гении, автор этой идеи? – спрашивает сурово мужчина.

- Я! – одновременно произносим мы с Яном.

Черт.

- Это я, - быстро, перебивая Яна, который тоже что-то говорит, утверждаю я.

Мужчина поднимает руку, и мы замолкаем.

- Тогда, скажите, мне, - продолжает он, - что, совсем с головой плохо? Вы понимаете, что фактически это воровство и хулиганство?

Васька побледнел, Миха нахмурился. Я так и предполагал, поэтому удивлен не был, как и Ян.

- Понимаем, - твердо заявляю я. – Я готов понести всю ответственность, только вот ребята ни при чем. Я уговорил их, они не знали…

- Мы, по-твоему, совсем тупые? – перебивает Ян. – Я не идиот, не надо нас выгораживать, я знал, на что шел.

К моему удивлению я слышу тихий писк от Васьки «я тоже» и кивок Михи. Бригада, бля. Идиоты, хотел их отмазать. Мужчина закатил глаза:

- Ребятки, это все невероятно благородно, но наказаны будете в любом случае вы все.

Мы замираем.

- Почему вы сделали это? – негромко спрашивает «Валуев» и у меня холодок ползет по спине. Игры кончились.

Только я открываю рот, как Ян опережает меня. Он коротко, без деталей рассказывает о конкурсе, акцентируя внимание, что мы никому не хотели навредить, и что этот конкурс для нас очень важен. Мужчина лениво интересуется у него, знает ли он, что полиция уже в пути. Полиция? Вот же…

- Это не детские игры, ребятишки, - строго замечает «Валуев» и смотрит на наши понурые физиономии.

- Простите, мы больше не будем, - едва не хнычет Вася.

- Не будем, - передразнивает мужчина. - Знаете, я посмотрел видео с камер наблюдения, выглядело все это забавно. А что за конкурс-то?

Мы наперебой рассказываем ему о конкурсе и о возможностях, которые даст выигрыш. Он слушает, кивая, потом выдает:

- Вот что, ребятки, предлагаю так: обойдемся без полиции. Вы просто пару неделек поработаете тут у нас уборщиками, полы ототрете от следов резины. Идет?

Я вздохнул. Ян никогда не согласится. Но к моему безграничному удивлению, он первый кивает. Ян будет мыть полы? Ян будет уборщиком? Ни за что не поверю! Что-то неладно в датском королевстве. В общем, мы все соглашаемся. Выбора-то у нас нет. И тут мужчина, беря ручку, спрашивает:

- Телефоны ваших родителей, - на наши удивленные лица он хмыкает. – А вы что думали, я не поставлю их в известность?

- Нет, - категорично заявляет Ян и складывает руки на груди. – Телефона я вам не дам.

- Да ну? – опасно переспрашивает «Валуев».

Мы замираем. «Чего это Ян вдруг?» - недоумеваю я. Ему-то что? В школе он и не такое творил, все ему с рук спускалось. Стоит вспомнить, как он батю моего арестовал. Стоп. Что-то тут не сходится. Чего это Ян, имея столько связей, сидит до сих пор тут с нами и твердо намерен не давать телефон своих родителей? Тут явно что-то не так!

Тем временем мужчина вздыхает:

- В полиции из вас выбьют всю информацию, и уж точно без родителей не обойтись.

- Мы совершеннолетние. И отвечаем за себя сами.

«Валуев» хмурится, но к моему облегчению говорит:

- Хрен с вами, только время трачу. Идите, отмывайте последствия вашей шалости. Лишь потом я верну вам камеру.

- Спасибо! – Васька едва не кидается его обнимать, Миха успевает схватить его за руку.

Мы выходим из этого подсобного помещения, нам выдают моющие принадлежности, швабры и мы приступаем к уборке. Васька толчется с Михой, всячески ему мешая, а я с Яном. Когда ребята не могли нас услышать, я спрашиваю:

- И чего ты папочку не позвал? Папа быстро решил бы твои проблемы.

- Не твое дело, - не глядя на меня говорит парень, продолжая стирать щеткой черный след.

Я замолкаю, потому что понимаю, что Ян мне ничего не скажет. Дальше мы продолжаем уборку в молчании.

Оказывается, убрать целый первый этаж торгового центра – это вам не шуточки. Уже за полночь, а мы все тут, потому что Михе завтра возвращать камеру. Мои руки разъело моющее средство, они чешутся, спину ломит. Хочется пить и спать. Но мы продолжаем. Упорно, бесконечно. С каждой минутой эта идея с катанием на болиде кажется все более идиотской. Может, прав Ян? Ни на что я не способен в писательском плане. Хотя для него, наверное, во всех планах. Блин, сколько же еще? Оглядываюсь на полутемный зал. Господи, он огромный, мы и за неделю не управимся, а камера нужна завтра. О-у, уже сегодня.

В тишине шаги раздаются гулким эхом, и мы синхронно на них поворачиваемся. Тот самый мужчина-Валуев. Оглядывает наши труды, усмехается:

- Ладно, домой идите. Завтра доубираете.

- А камера? – без надежды спрашивает Миха.

- Забирайте. Вы же придете?

Мы киваем. Плетемся за камерой, умываемся в туалете.

- Ну и денек, - вздыхает Васька. Он едва на ногах стоит.

Автобусы уже не ходят, нам приходится вызывать такси. Стоим молча на улице, ежась от ночного ветра. Говорить не хочется. Вымотаны и морально и физически.

Когда за Яном первым приезжает такси, я уже озадачен. А как же его шикарная тачка и водитель? Это интригует уже. Решив с этим обязательно разобраться, я сажусь в подоспевшее за нами с Васькой такси и едва не засыпаю по дороге.


3687412458479987.html
3687502938579995.html

3687412458479987.html
3687502938579995.html
    PR.RU™