Глава 14. После школы я поехала позаниматься уроками в кафе Кловер и облегчённо вздохнула, когда нигде там не обнаружила Ашера  

Глава 14. После школы я поехала позаниматься уроками в кафе Кловер и облегчённо вздохнула, когда нигде там не обнаружила Ашера

После школы я поехала позаниматься уроками в кафе Кловер и облегчённо вздохнула, когда нигде там не обнаружила Ашера. Уже в течение нескольких недель он читал мои мысли. Очевидно не все, потому что мне пришлось сказать ему, что я знала, что он защитник, но явно достаточно и из-за этого мне было неловко.

Я вспомнила тот вечер, когда он в машине обрушил на меня свою энергию. Что он тогда ещё раз сказал? Проклятье, Реми, я не хотел этого делать! Я была в большом замешательстве и рассерженна, чтобы понять, что это замечание не имело смысла. Кроме как если бы он пытался сделать всё, чтобы предупредить, каким мог быть для меня опасным. Необязательно то, что сделал бы враг.

После того, как я заказала кое-что выпить, я пошла в туалет, который находился в коридоре, немного в стороне от самого кафе.

Когда я снова вышла, то обнаружила Габриеля, который прислонившись к стене, стоял в тусклом коридоре. Нервно я попыталась пройти мимо, но его голос заставил меня остановиться.

- Давай поговорим, целительница! - Его тон не допускал возражений. С рукой непосредственно возле моей спины, он провёл меня вдоль коридора. Чтобы он не прикоснулся ко мне, я на всякий случай увеличила расстояние между нами. Меня не удивило то, что он отвёл меня на склад. Если бы он закрыл за нами дверь я бы начала звать на помощь, но он оставил её открытой и только отступил в одну сторону комнаты.

- С меня довольно, как вы, Блеквеллы постоянно мной помыкаете! - Он молчал.

Владелица кафе, женщина лет сорока, случайно прошла мимо и заглянула к нам.

- Что вы, ребята, здесь забыли? Эта комната табу!

Она казалось раздражённой и переутомлённой. Чувствуя облегчение от того, что ускользну от Габриеля, я сделала шаг к двери, но он загородил мне дорогу. Я наблюдала за тем, как он использовал свою красивую внешность, чтобы сделать вид, будто влюблён в меня.

Ему нужны лишь пять минут со мной наедине, чтобы убедить меня в том, что его намерения серьёзны, могли бы мы поэтому, пожалуйста, остаться здесь, если он пообещает, ни к чему не прикасаться? Он флиртовал во всю, пока она с покрасневшими щеками и, покачивая бёдрами, не удалилась прочь.

- Нет, правда, впечатляет! Тебе сколько, в два раза меньше, чем ей? - Моё отвращение не затронуло его.

- Напротив, я на десятки лет старше её!

Мы стояли напротив друг друга и приняли угрожающую позицию, как враги, которыми мы и являлись. Раздражённая его высокомерием, я покачала головой.

- Чего тебе надо?

Он скрестил на груди руки, и ему удавалось выглядеть одновременно расслабленно и угрожающе. Потом он пристально посмотрел на меня.

- Я хочу знать, что ты к чёртовой матери делаешь с моим братом, целительница!



- Ты шутишь, не так ли? - Когда он не моргнул и глазом, у меня по коже пошли мурашки. Возможно, Габриель мог быть опасным. Тень легла на его глаза, когда он протянул руку, чтобы коснуться моей. Я подняла защитные стены вверх.

- Ашер прав. - Он разглядывал зелёные искры, которые выступили из моей кожи, когда он опустил руку. - Это чертовски больно.

Он чувствовал тот же побочный эффект, что и Ашер, когда моя защитная система была отключена. Видимо моя энергия была для всех Блеквеллов ядом. Знание того, что я причинила ему боль, дало мне уверенности в себе.

- Дерьмово, чувствовать себя снова как человек, не так ли?

Его глаза опасно вспыхнули и я вздрогнула. Я не знала, что Ашер рассказал ему обо мне и должна была быть осторожна.

- Что именно ты имеешь в виду, говоря, что я что-то сделала с твоим братом?

Он пронзил меня своим взглядом.

- Девочка, ты настолько наивна? Знаешь, что означает его решение вступить с тобой в союз?

Уже во второй раз один из Блеквеллов называл меня наивной. Несмотря на мой гнев, я оставалась спокойной.

- Насколько я знаю, у нас у обоих не было в этом вопросе другого выбора.

Габриель мрачно улыбнулся.

- И всё же ты делаешь всё, чтобы бороться против него. Я считаю, это похоже скорее на одностороннюю связь.

Я подумала о способностях Ашера читать мои мысли и не была готова сообщить об этом Габриелю, если его брат тоже этого не сделал.

Габриель положил руку на полку рядом с собой. Из-за этого он казался выше, более утрошающим. Это и была его цель, и я спрашивала себя, как этот манипулятивный чувак мог быть родственником Ашера.

- Знаешь, каждый раз, когда он касается тебя и каждый раз, когда ты опускаешь вниз свою защитную стену, он испытывает адские муки. Возможно, вы вступили в союз непреднамеренно, но не думай, что он добровольно будет рисковать, чтобы быть вместе с тобой. Теперь, когда у меня есть представление о том, через что ему приходиться проходить, мне стало ясно, что он идиот.

Я не знала, что это было настолько плохо. Может он и чувствовал себя более живым, но если в теории облучения что-то есть, то он также испытывал сильную боль. Жизнь без ощущений должно быть доводила защитников до безумия, если они были готовы убивать целительниц, только чтобы снова что-то почувствовать.



Облако неизвестной мне энергии направилось ко мне, искало путь, чтобы обойти мои стены. Она была не такой сдержанной и изощрённой, как энергия Ашера и мне было ясно, что она должна исходить от Габриеля. Он хотел запугать меня, и я старалась подавить панику.

Он бросил пренебрежительный взгляд на мою руку в поддерживающей повязке.

- Твои сородичи ничего нам не принесли кроме боли. - Его голос звучал шелковисто-мягко, но угрозу невозможно было пропустить мимо ушей. - Мой брат готов за тебя умереть. Ты этого стоишь, целительница?

Я подавила желание, пнуть его. Наверное, бегство было самым умным выбором. Когда я бросилась к двери, он не препятствовал мне. Да и зачем? Я бежала вдоль коридора, как трусиха.

Я села рядом с Люси и сделала вид, будто ничего не случилось. Какое-то время спустя я увидела, как Габриель вернулся за свой столик. У него не было проблем с тем, чтобы относиться ко мне как к воздуху и обратить своё внимание на одну из своих подружек. Я же больше не могла сосредоточиться.

Ашер и Габриель были уверенны в том, что другие защитники скоро найдут меня, и Габриель не будет возражать против того, чтобы отдать меня на их милость. Снова и снова я сравнивала про себя обоих братьев.

В отличие от утешительного тепла энергии Ашера ледяная энергия Габриеля могла быть жестокой. Я спрашивала себя, почему он не угрожал мне уже раньше, но подозревала что это связано как-то с Ашером. Он точно отыграется на мне, если с его братом что-то случиться из-за меня.

***

На следующий день на уроке английского языка я пришла перед Ашером и ожидала возле классной комнаты, что Люси принесёт мне мою школьную сумку. Бен высадил меня в обед после визита к врачу, который разрешил мне снять поддерживающую повязку с руки.

Пока я ждала, у меня снова и снова вертелся в голове вопрос Габриеля. Я могла доверять Ашеру, но стоила ли я той жертвы, которую он каждый раз приносил, когда находился рядом со мной? Если защитники выследят меня, буду ли я стоить того, чтобы он умер за меня? Я закрыла глаза и обхватила рукой мой горящий желудок.

- Да. - Почему-то меня не удивило, услышать его голос. Я открыла глаза, и страстный взгляд Ашера взял меня в плен. Когда он так на меня смотрел, я не могла думать.

- Что да?

- Да, ты достойна того, чтобы умереть за тебя. - Его уверенность не допускала места для сомнений, но он узнает, что я ничего не сделала, что оправдало бы ту жертву, которую он собирался принести. Но я поставлю на карту всё, чтобы моя семья и этот парень не пострадали.

Ашер улыбнулся, как какой-то семейной шутки и протянул руку. Его защитная стена была наверху и я положила мою руку в его, чтобы насладиться утешительным теплом его энергии. Только теперь я заметила всех учеников вокруг нас, которые шли на урок. Некоторые бросали на нас любопытные взгляды, но мне было всё равно. Я спрашивала себя, где запропастилась Люси.

- Она была здесь. Я сказал ей, что отдам тебе твою сумку. - Он приподнял одно плечо, и я заметила, что он нёс свою и мою сумки.

Должно быть, он заметил, что мне совсем не нравилось, когда он просто так отвечал на мои мысли.

- Мне очень жаль, Реми. Я ничего не могу с этим поделать, правда и действительно делаю это неспециально.

Я всё ещё чувствовала себя не комфортно, но кивнула.

- Понимаю, и всё же мне кажется это посягательством на моё личное пространство.

- Это ведь и не совсем справедливо.

Я вздохнула.

- Боль, которую тебе приходится терпеть, когда ты находишься вблизи от меня тоже.

Он оглянулся, и нам обоим стало ясно, что коридор опустел. Он прошёл вперёд, чтобы открыть для меня дверь в нашу классную комнату и когда я проходила мимо него, прошептал:

- Могу я после отвезти тебе домой? Тогда мы сможем поговорить.

При мысли оказаться с ним наедине, в моём животе, словно бабочки забили крыльями, тем не менее я снова кивнула. Мы как раз ещё успели сесть на свои места, когда раздался звонок.

Разговаривать мы больше не могли, потому что учительница начала обсуждение книги Портрет Дориана Грея. Я взяла мой экземпляр романа и стала рассматривать картинку на обложке. Жестокое, красивое лицо бессмертного Дориана Грея напоминало мне Габриеля.

Ашер напрягся за столом рядом со мной, и я посмотрела в его сторону, чтобы выяснить, что случилось. Всё казалось было в порядке, в то время как миссис Уэллс продолжила свою лекцию о книге. Он бросил на меня мрачный взгляд, а я сбитая с толку смотрела на него в ответ, пока мне не стало ясно, что он снова подслушал меня.

Я смотрела на него с гневом. «Понятно, что ты над этим не властен. Но разве не можешь, по крайней мере, попытаться не слушать?»

Он взял листок бумаги и написал на нём властным почерком одно слово. Габриель? Пожимая плечами, я его проигнорировала и старалась ни о чём не думать.

Он застучал своим карандашом по столу и указал на имя Габриеля. С приподнятой бровью он требовал ответа.

Возможно, я позже и рассказала бы ему о нашем разговоре на складе, но из-за его высокомерия во мне вскипело упрямство. Хлопая ресницами, я представила себе, как красивое лицо Габриеля скривилось во флиртующую улыбку, в то время как он рассказывал хозяйки кафе, что любит меня.

Я понятия не имела, мог ли Ашер видеть мысленные образы, но решила, что так оно и есть, когда он скрестил руки на груди и повернулся как капризный ребёнок вперёд. Он бросил на меня злобный взгляд, значит, усёк моё последнее восприятие. Казалось, он ревновал.

Могут ли быть преимущества в том, что Ашер мог читать мои мысли? Я сделала вид, будто слушаю миссис Уэллс, но вместо этого сосредоточилась на том, чтобы мысленно высказать шутку, которую мне раз рассказал Бренодон, и добавила к ней визуальные подтверждения, чтобы оформить её более забавно. Когда я подошла к кульминационному моменту, Ашер ухмыльнулся мне со стороны, и я знала, он слушал. Он взял свой карандаш и написал на бумаге: «Брендон? « В ответ я кивнула.

С довольной улыбкой он тоже кивнул. «Расскажи мне какую-нибудь историю». «О чём? « Снова он нацарапал на бумаге. «Решай сама».

Рассказывать истории ещё никогда не было моим коньком. Для этого нужно было разговаривать, а я слишком долго избегала общество других. Вместо истории я выбрала кое-что, что вспомнила прошлой ночью.

Мне было восемь, и моя мать поехала со мной на Рокуэй пляж. Наше мороженное таяло быстрее, чем мы могли его съесть - шоколадное для меня, ванильное - для неё. Мы сидели на длинном, песочном участке пляжа, моргали на ярком солнце, а солёный воздух наполнял наши лёгкие. С помощью мисок и горшков из нашей кухни мы построили замок из песка, а затем играли с волнами в догонялки. Потом от усталости упали на старую простынь, которая служила нам пляжным полотенцем, так как мы не могли позволить себе ничего другого. Анна подставила своё лицо солнцу и рассмеялась из-за чего-то нелепого, что я сказала. Эти воспоминания девятилетней давности были у меня самыми лучшими о ней, и это казалось слишком трагичным, чтобы выражать их словами.

Из-за внезапно отчаянного желания, спрятать мои мысли, я подняла защитные стены вверх, исключая из них Ашера, и он позволил мне это сделать. Оставшееся время урока мы больше не смотрели друг на друга. Когда прозвенел звонок, я взглянула на него и заметила, что он наблюдал за мной с таким выражением лица, которое я не могла истолковать.

- Спасибо, что ты позволила увидеть мне это, - сказал он нежным голосом. Он снова взял мою сумку, и мы покинули класс. В коридоре я остановила Сьюзен и попросила передать Люси, что домой меня отвезёт Ашер. Она распахнула глаза и пообещала сделать это, а я подумала про себя, что Люси будет не единственной, кто узнает.

Ашер приехал в школу на той же машине, на которой отвёз меня из бассейна домой. При дневном свете обнаружилось, что речь шла о дорогом Ауди, спортивном автомобиле. Я разглядывала его с благоговением. Ашер коснулся моей руки, но я была слишком занята, влюбляясь в его машину, чтобы заметить это. Бен точно смог бы понять мои чувства. Стильный автомобиль Ашера выглядел так, будто мог очень очень быстро ехать и спокойно преодолеть любой поворот. Мои глаза остекленели. Я должна обязательно прокатиться на этом автомобиле за рулём.

Ашер звонко рассмеялся и таким образом вырвал меня из моих мечтаний. Он знал, что я жаждала его машину. Он поднял ключи вверх и приглашая зазвенел ими.

- Ну, как насчёт того, чтобы прокатиться? - Мне очень хотелось, так сильно хотелось, но я покачала головой.

- Нельзя. Я ещё практикуюсь, ты помнишь?

Он открыл пассажирскую дверь. Когда он уселся на сиденье водителя, то пообещал:

- Как только у тебя появятся водительские права, можешь в любое время ездить на ней, хорошо?

Обещание, о котором я ему напомню, решила я, когда он завёл мотор, который пробудился к жизни, энергично мурлыкая. Я провела рукой по тёплому, кремового цвета, кожаному сиденью и чуть сама не замурлыкала. В машине были сиденья с подогревом, и у меня по спине прошла приятная дрожь.

Я по-настоящему влюбилась в этот автомобиль. Когда Ашер вздохнул, я подняла взгляд.

- Что такое?

Он направил Ауди на дорогу.

- Когда я улавливаю твою реакцию на определённые вещи, тогда могу почти вспомнить, как это было.

Когда я посмотрела на него, не понимая, он продолжил.

- Облизывать мороженное. Чувствовать солёный запах воздуха, солнце на коже. Ты вспоминаешь это настолько ярко, что мне кажется, как будто я был с тобой в том месте.

- Но я думала, если ты рядом со мной, то чувствуешь себя ... больше человеком? - Я спрашивала себя, мог ли он ощущать мою кожу, когда прикасался.

Его улыбка выглядела печальной.

- Да, тогда я чувствую боль, как и любой другой человек. - Эта мысль ужаснула меня.

- Ты думаешь, что можешь ощущать только боль? - Он покачал головой.

- Нет, но в основном.

Разница между только и в основном была мне не ясна и во мне распространилось разочарование. Возможно, Габриель был прав, когда хотел защитить от меня своего брата.

Ашер припарковался, а я разглядывала через окно мой дом. Он прикоснулся к моей щеке. - Что тебе сказал мой брат, Реми?

Мне пришлось проглотить ком в горле, который образовался при воспоминании о том, что сказал Габриель, прежде чем я смогла заговорить.

- Я не хочу причинять тебе боль.

Он опустил руку и выругался. По крайней мере, мне так показалось. Он говорил быстро на другом языке. Я моргала и ждала, пока он не выпустил пар. Удивительно сколько времени понадобилось, прежде чем у него закончились слова.

- Я убью Габриеля! - Один момент я не понимала, что он снова поменял язык. Невольно я улыбнулась.

- На каком языке ты только что говорил?

- На валлийском, французском и испанском, - ответил он в бешенстве. Я присвистнула.

- На одном языке нашёл недостаточно проклятий?

- Извини, - сказал он удручённо.

Моя улыбка превратилась в ухмылку.

- Ничего страшного. Я всё равно ничего не поняла, но могу представить, о чём шла речь. Держу пари, уши Габриеля сейчас горят.

- Ему не следовало вмешиваться. Он ведь не имеет ни малейшего представления, о чём говорит!

- Разве он не прав? Серьёзно, Ашер. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Я этого не стою!

В его глазах горел зелёный огонь.

- Ты этого стоишь и даже больше! Я вынесу боль и в десять раз сильнее, чтобы только можно было прикасаться к тебе.

Я задохнулась и едва могла отвечать. Я чувствовала тоже самое. Я знала, что он прочитал мои мысли. Он убрал рукой волосы с моего лица и намотал один локон на палец.

- Давай в течение одного дня сделаем вид, будто ты не целительница, а я не защитник, - сказал он таким голосом, что невозможно было сказать нет. - Пойдём со мной завтра после школы на пляж. Мы будем говорить о самых обыкновенных вещах, и скучать до смерти.

Как будто я когда-либо могла с ним соскучиться! Я хотела узнать о нём всё. Хотя мы оба знали, что для нас могло быть опасно, притворяться кем-то другим. Существовало миллион причин, не позволять ему втянуть себя в это.

Он подёргал за локон, и я услышала как говорю:

- Хорошо!



3685601620941848.html
3685646672088507.html

3685601620941848.html
3685646672088507.html
    PR.RU™